Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Использование мобилизации печени в онкоурологической хирургии

Б.Я. Алексеев, А.С. Калпинский, К.М. Нюшко, В.А. Поляков, Н.В. Воробьев, А.Н. Андрианов

ФГБУ «Московский научно-исследовательский институт им. П.А. Герцена» Минздравсоцразвития России, Москва, Россия

Лапароскопическая резекция почки (ЛРП) является альтернативой открытым оперативным вмешательствам у больных локализованным почечно-клеточным раком (ПКР) с опухолями {amp}lt;3–4 см в диаметре. К основным недостаткам ЛРП относят трудности в создании интраоперационного гемостаза и необходимость создания ишемии почечной ткани.

В отделении онкоурологии МНИОИ им. П.А. Герцена в период с 2003 по 2011 гг. выполнено 122 ЛРП, из них 51 (41,8%) больному выполнили стандартную ЛРП и 71 (58,2%) — ЛРП с применением РЧА. Все оперативные вмешательства выполнены одним хирургом. Группы были сопоставимы по медиане возраста и размеру опухоли (р{amp}gt;0,05).

Средний размер опухоли составил 31,7±11,5 мм (10–60 мм) в группе стандартной ЛРП и 28,1±11,2 мм (11–80 мм) в группе ЛРП с РЧА. При ЛРП с применением РЧА использовали монополярную установку Cool-Tip RF фирмы Tyco-Valleylab с одноигольчатым зондом (17 Gauge, длина — 20 см, рабочая поверхность — 20 мм) и набором пассивных электродов.

Введение зонда производили под УЗ-контролем по предполагаемой линии резекции, отступая 5–7 мм от края опухоли. Время абляции каждой точки зависело от сопротивления ткани и в среднем составило 2 мин. Группы больных были сопоставимы по времени операции, продолжительности койко-дня и частоте осложнений.

Достоверные различия выявлены только по степени кровопотери. Отмечена тенденция к уменьшению времени оперативного вмешательства в группе больных, которым выполнили ЛРП с РЧА. Среднее время операции составило 137,8±60,8 мин (60–360) для группы стандартной ЛРП и 117,1±30,2 мин (75–200) ЛРП с применением РЧА (p{amp}gt;0,05).

Медиана кровопотери при выполнении стандартной ЛРП составила 300 мл (50–2800), а для ЛРП с применением РЧА — 100 мл (50–1100) (р0,05). По частоте встречаемости интра- и послеоперационных осложнений в группе стандартной ЛРП и ЛРП с применением РЧА оказались сопоставимы (11,8 и 16,9% соответственно).

Осложнения преимущественно встречались на этапе освоения методики. Время наблюдения достоверно различалось в группах, что было связано с более поздним временем разработки методики ЛРП с РЧА (р{amp}lt;0,001). Медиана послеоперационного койко-дня составила 8 дней (6–14) в группе стандартной ЛРП и 8 дней (5–21) для группы больных, которым выполнили ЛРП с РЧА (p{amp}gt;0,05).

По частоте встречаемости интра- и послеоперационных осложнений в группе стандартной ЛРП и ЛРП с применением РЧА оказались сопоставимы (11,8 и 16,9% соответственно). Осложнения преимущественно встречались на этапе освоения методики. Время наблюдения достоверно различалось в группах, что было связано с более поздним временем разработки методики ЛРП с РЧА (р{amp}lt;0,01).

trusted-source

Медиана времени наблюдения в группе стандартной ЛРП составило 49,3±40,2 мес (1–102), а в группе ЛРП с РЧА — 31,7 мес (1–63). За время наблюдения местных рецидивов и прогрессирования заболевания не выявлено. В настоящее время все пациенты живы с хорошей функцией почек. Ни тепловой, ни холодовой ишемии при выполнении ЛРП с РЧА не проводили. Положительных хирургических краев не наблюдали ни в одном случае.

Применение новой методики ЛРП с использованием РЧА показало достоверные преимущества в сравнительном анализе со стандартной ЛРП в формировании интраоперационного гемостаза при выполнении органосохраняющих операций на почке. К основным достоинствам оригинальной методики относятся: уменьшение кровопотери и отсутствие необходимости в ишемии паренхимы почки.

А.Ц. Боржиевский, Ц.К. Боржиевский, Р.З. Шеремета, В.В. Дмитриенко, Н.Н. Чапля, Р.И. Паюк, А.И. Слабый

Львовский национальный медицинский университет им. Данила Галицкого, Львов, Украина

Заболеваемость раком почки составляет 2–3% в структуре всей злокачественной патологии и имеет тенденцию к росту (Р.Х. Галеев, Д.Д. Хамитов, 2011).

Цель работы — проанализировать и улучшить результаты лечения больных почечно-клеточным раком.

В урологическом отделении Львовской областной клинической больницы за период с 1995 по 2010 гг. 27 больным почечно-клеточным раком проведены органосохраняющие операции по императивным и элективным показаниям в сочетании с иммунотерапией интерфероном альфа-2a или интерфероном альфа-2b. Был проведен ретроспективный анализ данных обследования больных, включающий в себя сбор анамнеза, общеклинические анализы, ультрасонографическое исследование почек, обзорную и экскреторную урографию, МРТ, КТ, допплерографические и другие исследования.

В этой группе больных было 18 мужчин и 9 женщин. Императивная группа состояла из 10 пациентов: билатеральные опухоли — 4 (14,8%) больных; опухоль единственной почки — 5 (18,5%); унилатеральные опухоли с ослабленной функцией контралатеральной почки — 1 (3,7%) больной. По элективным показаниям операции проведены 17 пациентам с нормальной контралатеральной почкой.

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Иммунотерапия проводилась интерфероном альфа-2а или интерфероном альфа-2b. Препарат назначался внутримышечно по 1–3 МО ежедневно на протяжении 10 дней с последующим повторением курсов с интервалом 1,5 мес на протяжении 3–6 мес. Стадия новообразования устанавливалась в соответствии с международной классификацией TNM, 2009 г.

В 14 случаях была выполнена энуклеорезекция опухоли размером до 7 см. Удалялся опухолевый узел с предлежащей паренхимой, толщина слоя которого не менее 4–5 мм. Резекция почки нами была проведена у 13 пациентов при размерах опухоли 7 см и больше. Резекция почки относится к сложным органосохраняющим операциям и требуют выполнения в условиях сухого операционного поля, что достигалось нами путем пережимания основной почечной артерии или сегментарной почечной артерии.

При резекции удалялся как минимум 1 см предлежащей здоровой ткани. Интраоперационные осложнения не наблюдались. В послеоперационный период осложнения, которые привели к летальному исходу из-за кровотечения на 6 и 15 дни после операции, были у 2 больных. Отдаленные результаты прослежены при сроках наблюдения от 12 до 84 мес (в среднем 27,6±19,2 мес).

Органосохраняющие операции являются высокоэффективным методом лечения почечно-клеточного рака и при соответствующих показаниях являются альтернативой радикальной нефрэктомии. Проведение иммунотерапии интерфероном альфа-2а или интерфероном альфа-2b в послеоперационный период оказывает противоопухолевый эффект и снижает риск рецидива и метастазирования рака.

С.В. Попов, И.Н. Орлов, Э.В. Зайцев, Т.М. Топузов, Р.Г. Гусейнов

СПб ГБУЗ «Клиническая Больница Святителя Луки», Городской центр эндоскопической урологии и новых технологий,

Санкт-Петербург, Россия

LESS (laparo-endoscopic single-site surgery) — лапароскопическая хирургия одного доступа. При анализе отечественной и зарубежной литературы количество выполненных вмешательств из монопорта при урологической патологии на 2012 г. составило около 1500 на весь мир. Прослеживается скептическое отношение большого количества эндовидеохирургов о целесообразности такого рода вмешательств.

Основным аргументом, предъявляемым противниками однопортовых технологий при выполнении радикальной нефрэктомии или донорского забора почки, является момент извлечения органа, требующего увеличения кожного разреза. Длительность вмешательства, ограниченные возможности в разрешении интраоперационных осложнений также являются критериями, свидетельствующими не в пользу нового технологического решения.

Целью нашего исследования является определение эффективности лапароэндоскопических вмешательств при заболеваниях почек, требующих хирургического лечения.

На базе СПб ГБУЗ «Клиническая больница Святителя Луки» за период с мая 2010 г. по декабрь 2011 г. выполнено 30 вмешательств с использованием LESS-технологий, из них 18 нефрэктомий. При нефрэктомии максимальный размер удаленного органа составил 14 см.

Для оценки болевого синдрома в послеоперационный период нами проведено исследование, целью которого явилось сравнение интенсивности болевого синдрома после открытых (полостных) операций, стандартных лапароскопических и LESS-вмешательств на почке. При выявлении спонтанных и вызванных симптомов нейропатической боли всем пациентам выдавалась анкетированная форма опросника Pain DETECT.

В нашем случае время вмешательства при выполнении однопортовой радикальной нефрэктомии колебалось от 135 до 205 мин (среднее время вмешательства составило 165,5 мин).

Средний объем кровопотери при нефрэктомии составил 80 мл (диапазон: от 30 до 200 мл). Ранних и поздних послеоперационных осложнений зафиксировано не было. По результатам исследования болевого синдрома по опроснику «Pain DETECT» нами выявлено, что компонент невропатической боли на 1-е и 3-и сутки ниже в группе больных, перенесших хирургические вмешательства на почке с использованием LESS-технологий, чем у пациентов, которым выполнялись стандартные лапароскопические и открытые вмешательства.

Протяженность послеоперационного кожного рубца у всех больных не превышала 6,0 см (от 2,5 до 6,0 см). При среднем времени наблюдения 3 мес ни у одного из пациентов не наблюдалось рецидива опухоли или кисты.

LESS — это новое направление в эндовидеохирургии, спровоцированное очередной попыткой снизить травматичность доступа. Перспективность его зависит от развития эндовидеохирургического оборудования и инструментов. Полученные результаты показали, что применение монопортовых технологий в клинической практике имеют свои положительные результаты.

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Ю.П. Серняк, А.С. Фролов, П С. Серняк

Рак кишечника и метастазы в легкие

Легкие «лидируют» по частоте метастазировании при любой онкопатологии, это связано с системой кровоснабжения, капиллярной сетью органа, а также с тем, что именно легкие первыми пропускают через себя практически весь венозный кровоток, наполняемый крупными лимфатическими сосудами, расположенными в разных зонах организма.

При раке почки метастазы развиваются по каскадному принципу. В этом процесс легкие выполняют функцию первичного барьера, который встречается на пути злокачественных атипичных клеток.

Рак почки и метастазы в легких – это наиболее типичное явления в этой патологии, по статистике метастазирование в бронхолегочную систему составляет около 60-70% от всего количества вторичных опухолей при ПКР. Такое угрожающее «предпочтение» связано с тем, что легкие являются своеобразным фильтром для почек, венозная кровь которых поступает в кровоток верхней и нижней полой вены, в отличие от органов желудочно-кишечного тракта, которые защищены печенью.

Метастазы в легкие считаются отдаленными вторичными очагами, больные с подобными проявлениями делятся на 2 категории: 

  1. Рак почки и метастазы в легкие диагностируются при первом обращении к врачу (что бывает крайне редко).
  2. Метастазирование в бронхолегочную систему происходит в отсроченном режиме, спустя несколько лет после удаления первичной опухоли в почке.

Наиболее эффективными методами лечения единичных метастаз в легких являются хирургические виды лечения, а также длительная комбинированная терапия. В настоящее время в курация вторичных очагов в этом органе успешно осуществляется с помощью ТТ – таргетной терапии(target- цель). Это современная технология лечения метастаз, при которой применяются противоопухолевые лекарственные средства (моноклональные антитела) целенаправленного действия.

В отличие от цитостатической терапии ТТ прицельно нейтрализует агрессивно размножающиеся раковые клетки в легких. Таким образом, больные с метастазирующим в легкие ПКР получают не только надежду на продление жизни, но и реальный шанс постепенного выздоровления. Учитывая, что единичные вторичные очаги в легких имеют свойство регрессировать, эти шансы возрастают.

Из 6 больных с Ml 5 выполнена паллиативная нефрэктомия с резекцией легкого (лобэктомия, удаление опухоли, атипичная резекция) и 1 больному только резекция легкого (лобэктомия) без паллиативной нефрэктомии. Один больной из этой группы, перенесший паллиативную нефрэктомию, умер в послеоперационном периоде после лобэктомии вследствие тромбоэмболии легочной артерии.

Особо следует упомянуть о случаях лечения 2 больных первично метастатическим раком почки (Ml).

Пациенту А., 1946 г. р., в 2003 г. был установлен диагноз кальцинома правой почки T3N0M1 (pulmonum). Была выполнена паллиативная нефрэктомия. Гистологическое заключение: низкодифференцированный почечно-клеточный рак, в лимфоузлах — гиперплазия лимфоидной ткани. Затем больному проведены 2 курса иммунотерапии реафероном по 6 млн ед.

Следует отметить, что при метастазах в оба легких выполнение нескольких операций (циторедуктивная нефрэктомия и последовательные торакотомии с разных сторон с удалением метастазов в легкие) не без основания представляются длительным и мучительным процессом. С появлением и развитием торакоскопических операций стали широко применяться одномоментные двухсторонние торакоскопические метастазэктомии.

Десяти больным раком почек (МО) в клинике были выполнены резекции легких (энуклеация опухоли, атипичная резекция, лобэктомия, плевропульмонэктомия) по поводу метастазов, которые появились через какое-то время после радикального лечения в сроки от 6 до 242 мес (20,2 года). В среднем метастазы выявлялись через 88,8 мес (7,4 года).

Из 10 пациентов этой группы 8 живы, 2 умерли от прогрессирования опухолевого процесса. Средняя продолжительность жизни 2 умерших составляет с момента установления диагноза 34,2 мес и 11 мес после резекции легкого.

У 8 живущих в настоящее время после резекции легких прошло от 12 дн до 993 дн (32,7 мес), в среднем 17,7 мес.

5 больным резекции легких были выполнены 2 и 3 раза с интервалом 1-5 мес. Из них 3 живы и прожили в среднем 24,3 мес (2,0 года) после первой резекции легкого.

Средняя продолжительность жизни больных, у которых был диагностирован рак почки (МО), получивших радикальное лечение, у которых впоследствии появились метастазы в легкие, но резекция легких не выполнялась, составила после нефрэктомии 18,4 мес (9 больных умерли вследствие прогрессирования опухоли).

Особо следует отметить случай лечения пациента К., который перенес радикальную нефрэктомию по поводу карциномы правой почки T3N0M0. Спустя 3 года у пациента выявлены метастазы в оба легких. Поочередно произведено удаление множественных метастазов из обоих легких. Спустя 1 год удален метастаз в гайморову пазуху. В настоящее время получает таргетную терапию, данных о продолжении болезни нет.

Помимо хирургического лечения все больные получали иммунотерапию, преимущественно интроном-А в дозах 6-9 млн. ед. через сутки, курсовая доза от 30 до 60 млн. ед. Количество курсов от 3 до 5. Трое больных получали таргетную терапию нексаваром. Тяжелых осложнений, связанных с приемом иммунотерапии и таргетной терапии, мы не наблюдали. В то же время существенным недостатком консервативной терапии является отсутствие прогностических факторов ее эффективности.

В результате проведенного лечения и отдаленного наблюдения можно сделать следующие выводы.

При наличии метастазов рака почек в легкие (Ml) паллиативная нефрэктомия и оперативное удаление легочных метастазов позволяют не только продлить жизнь пациентов, но и излечить некоторых из них.

При возникновении метастазов рака почки в легкие многократные операции оправданы.

При наличии метастазов в обоих легких выполнение одномоментных двухсторонних торакоскопических операций позволяет сократить количество операций и улучшает качество жизни больных.

Применение таргетной терапии, а при ее невозможности — иммунотерапии позволяет улучшить результаты хирургического лечения.

Доц. А. Г. Кудряшов, проф. А. Ю. Попович, канд. Мед. Наук ю. В. Остапенко, р. С. Чистяков. Лечение рака почки с метастазами в легкие // Международный медицинский журнал — №4 — 2012

Специалисты в сфере онкологических заболеваний утверждают, что залогом выздоровления при диагнозе «рак кишечника и метастазы в легкие» является своевременное обращение за медицинской помощью. К сожалению, большая часть пациентов обращается к врачам с этой проблемой на поздних стадиях болезни, так как болезнь имеет деликатный характер.

Но это значительно осложняет лечение и благоприятный исход. Медики рекомендуют регулярно совершать контрольные профилактические осмотры, даже при отсутствии характерной симптоматики. Также очень важно серьёзно относиться к выбору методики обследования. Сегодня в мировом медицинском сообществе не существует единогласной системы осмотра и диагностики.

Из-за того, что статистически чаще рак кишечника образует метастазы в печени, как пациенты, так и доктора упускают из вида важность полноценной проверки всего организма. А между тем, второе место по частоте образования метастазов при онкологических заболеваниях кишечника, занимают легкие. Тем не менее, исследованиям легких уделяется неоправданно мало внимания.

Британские учёные, которые проводили статистические исследования по теме «рак кишечника и метастазы в легкие» опубликовали следующие результаты. Так среди ста процентов исследуемых больных, после определённого лечения у 25% отмечалось прогрессирование болезни. У 19% из этих больных были диагностированы метастазы в легкие.

Остальные 6% случаев характеризовались метастазами в другие органы и системы организма. Эти данные говорят о необходимости проведения более точных исследований лёгких в случаях диагностирования рака кишечника. Наиболее предпочтительным методом исследования в таких случаях является компьютерная томография.

Всем известно, что рак является очень страшным диагнозом в сегодняшнем мире и наносит психическую травму человеку, пожалуй, соизмеримую с физическими повреждениями. В этот сложный период жизни пациенты могут банально не обратить внимание на недостаточность исследований организма, быть слишком уставшими от бесконечных диагностик, лечений и врачей или же попросту не знать об обязательности тщательной проверки области дыхательных путей.

Тем не менее, это имеет очень высокую степень важности, так как часто может стоить даже жизни. В ходе того же исследования было определено, что среди всех больных имевших метастазы в лёгких, после полного обследования и лечения в течение как минимум трёх лет не наблюдалось никаких признаков прогрессирования заболевания.

[21], [22], [23], [24], [25], [26], [27], [28], [29], [30]

При прогрессировании опухоли, метастазы начинают поражать организм все более обширно. Они появляются в забрюшинных лимфатических узлах, печени, легких и плевре. В легкие метастазы рака простаты попадают посредством кровотока или лимфы, и в большинстве их появление характеризируется постоянным кашлем, отдышкой, кашлем с кровянистыми выделениями, болью и давящими ощущениями в груди. В некоторых случаях метастазы в легких могут диагностировать ранее, нежели сам рак по той причине, что рак простаты часто протекает бессимптомно.

Метастатические опухоли у детей

Врачи-онкологи уверены, что прогноз выживаемости пациентов с данной разновидностью онкопатологии напрямую зависит от стадии, на которой установлен диагноз. Следовательно, чем раньше человек с недомоганием обратится за медицинской помощью, тем больше у него шансов будущего благополучного существования после выписки из клиники.

По данным медицинской статистики средний показатель положительного дальнейшего исхода в течение первых пяти лет у больных с выявленной карциномой почки распределяется следующим образом:

  • Для первой стадии достигает 65-70% (в некоторых вариантах до 90%)
  • Для второй стадии – 60%.
  • Для третьей – от 30 до 50%.
  • Для четвёртой не более 7%.

Важно отметить, что успешность терапии заключается не только в квалифицированных действиях врачей-специалистов, но и в позитивном настрое на выздоровление самого пациента.

Часто почечно-клеточный рак является случайной находкой во время профилактического обследования. К основным диагностическим тестам относят:

  • клинический анализ крови: анемия, лейкоцитоз (в запущенных стадиях, напротив, лейкопения), ускорение СОЭ;
  • биохимический анализ крови: гиперкальцемия, повышение почечных ферментов (креатинин, мочевина) – не всегда;
  • анализ на свёртываемость крови – явления коагулопатии;
  • клинический анализ мочи (микрогематурия);
  • МРТ

  • УЗИ – современный диагностический метод, позволяющий оценить локализацию, размеры, структуру образования и заподозрить почечно-клеточный рак;
  • КТ, МРТ, экскреторная урография – современные методы рентгенологической и магнитно-резонансной диагностики, позволяющие сделать послойное изображение органа и точно установить размеры и местоположение образования.
  • диагностическая пункция с дальнейшим цитологическим исследованием биоптата – главный и основной метод диагностики новообразований, с помощью которого можно определить степень дифференцировки клеток опухоли и установить характер злокачественного поражения: почечно-клеточный (светлоклеточный, гипернефроидный, альвеолярный), зернисто-клеточный, веретеноклеточный рак почки или аденокарцинома. Этот метод диагностики определяет метод терапии и прогноз заболевания.
  • КТ с контрастным препаратом или МРТ.

Наиболее часто образование почки выявляют случайно при проведении визуализирующего исследования органов брюшной полости (КТ, ультразвукового исследования) по поводу других заболеваний. В других случаях диагноз заподозривают клинически и подтверждают при КТ органов брюшной полости до и после введения контрастного препарата или с помощью МРТ.

Наличие образования почки, накапливающего контрастный препарат, значимо свидетельствует в пользу ПКР. Ультразвуковое исследование и ВВУ могут визуализировать образование, но дают меньше информации о его характеристиках и распространении процесса по сравнению с КТ и МРТ. Часто при лучевых методах исследования возможно отличить доброкачественные образования от злокачественных, но иногда для верификации диагноза требуется операция.

Перед оперативным лечением используют трехмерную КТ, КТ-ангиографию или МР-ангиографию, особенно если планируется органосохраняющее лечение с целью определения природы ПКР, более точной оценки числа почечных артерий и описание сосудистой анатомии почки. Эти визуализирующие методики заменили аортографию и селективную почечную артериографию.

Важно проведение рентгенографии. При обнаружении патологических признаков на рентгенограммах грудной клетки выполняют КТ грудной клетки. Если повышен уровень щелочной фосфатазы, требуется сканирование костей. Определяются уровни электролитов, мочевины, креатинина и кальция. Уровень мочевины и креатинина обычно не изменяется, кроме случаев наличия двустороннего процесса в почках.

Стадирование. Информация, получаемая при клиническом обследовании, позволяет провести предварительное стадирование. В США до сих пор используется система Робсона, тем не менее система TNM (опухоль, лимфатические узлы, метастазы) является более точной и почти полностью ее вытеснила. На момент диагноза в 45% случаев ПКР является локализованным, в 33% местно-распространенным и в 25% метастатическим.

У взрослых метастазы в орбиту встречаются реже, чем в хориоидею. Если симптоматика начинается с орбиты, офтальмолог становится первым врачом, к которому обращается пациент. Источниками метастазов являются (в порядке убывания): молочная железа, бронхи, предстательная железа, меланома кожи, желудочно-кишечный тракт и почки.

Симптомы

  • Образование в передней части орбиты, вызывающее смещение глаза или экзофтальм, — наиболее частый симптом.
  • Инфильтрация орбитальных тканей, характеризующаяся птозом, диплопией, выраженным уплотнением периорбитальной кожи и тканей орбиты, что выражается в затруднении репозиции.
  • Энофтальм при скиррозных опухолях.
  • Хронический воспалительный процесс в орбите.
  • При локализации у вершины орбиты первично нарушается функция черепно-мозговых нервов (II, III, IV, V, VI), а экзофтальм слабо выражен.

Диагностика

  • тонкоигольная биопсия под контролем КТ используется для гистологического подтверждения. При ее неинформативности проводится открытая биопсия;
  • гормональные исследования на образцах ткани могут использоваться для выработки специфической гормонотерапии при гормонозависимых опухолях.

Цель лечения — сохранение зрения и борьба с болью, так как большинство больных умирают в течение 1 года.

Радиотерапия является методом выбора. Иногда при неэффективности других методов и непереносимых симптомах показана экзентерация орбиты.

папиллярный рак почки
Первичные опухолевые патологии почечного характера

Первичные опухолевые патологии почечного характера следует различать так:

  • Почечно-клеточный рак, развиваемый из эпителия канальцев и собирательных трубочек (ПКР) – это заболевание, встречающееся в 2-3% всех злокачественных новообразований. Заболевание чаще встречается: у мужчин, жителей городов, в возрасте 50-70 лет. Но иногда заболевание встречается у маленьких детей и подростков. Несмотря на статистику ежегодного прироста заболевших пациентов, наблюдается увеличение выживаемости при диагностируемом раке папиллярного типа. Причиной называют широкое применение новых диагностических методов, способствующих своевременному выявлению патологии, обнаружению заболевания на ранней стадии, что способствует полному исцелению от заболевания.
  • Злокачественные патологии собирательной системы органа (лоханки, чашек), представляемые переходноклеточным типом.

Отличительными чертами ПКР от злокачественных патологий переходноклеточного типа являются: непредсказуемость течения, учащенное развитие паранеопластических синдромов, стойкость к лучевой-, химиотерапии и восприимчивость к иммунотерапии.

папиллярная почечно клеточная карцинома g2 тип 2
Постановка диагноза требует сбора анамнеза, включая ощущения пациента, наличие онкологических заболеваний у родственников

Постановка диагноза требует:

  1. сбора анамнеза, включая ощущения пациента, наличие онкологических заболеваний у родственников;
  2. забор анализов общего назначения: кровь, моча;
  3. инструментальное обследование: УЗИ, КТ, МРТ и другие.

Папиллярный тип саркомы малочувствителен к химиотерапии из-за быстрого деления клеток, убиваемых токсическими веществами. Иммунотерапия имеет большую эффективность, поэтому часто применяется в качестве сопутствующего лечения, особенно, если пациент имеет отдаленные вторичные очаги роста опухоли.

Профилактические меры онкологии почек просты: достаточно следить за питанием, образом жизни, вовремя проходить обследование и стараться отказаться от вредных привычек. Что касается прогнозов выживаемости, то статистические данные таковы:

  • 1 стадия рака – выживает 90% пациентов;
  • 2 стадия – выживает 70% пациентов;
  • 3 стадия онкологии – выживает 50-55% больных;
  • 4 стадия с пятилетним анамнезом выживает не более 10% пациентов.

Цифры пугающие, поэтому крайне необходимо вовремя диагностировать заболевание, пока метастазирование не развилось в другие органы. При этом стоит учитывать медленную динамику заболевания, что поможет подобрать правильный курс лечения и полностью исцелиться от болезни. Однако, средняя скорость развития никак не должна влиять на визит к доктору: более 78% пациентов обращаются на III, IV стадии заболевания, когда медицина практически бессильна.

У большинства пациентов почечно-клеточный рак определяется на поздних стадиях, когда появляется продуктивная симптоматика. Но для полноценной диагностики сбора анамнеза и физикального осмотра недостаточно. Наиболее информативными методами является ультразвуковое исследование, экскреторная урография с введением контраста, компьютерная и магнитно-резонансная томография.

При визуализации злокачественной опухоли можно получить информацию о ее размере и расположении, структуре, прорастании с соседние органы. Но только после проведения биопсии и взятия материала можно охарактеризовать клеточную структуру опухоли.

Рак почки диагностируется по результатам жалоб, объективного осмотра, лабораторного, эндоскопического, ультразвукового, рентгеновского, томографического, радиоизотопного обследования, морфологического исследования биоптата тканей опухоли и метастатических лимфоузлов. В крови при почечно-клеточном раке отмечается эритроцитоз, анемия, ускорение СОЭ, гиперурикемия, гиперкальциемия, синдром Штауффера. Цистоскопия, проведенная в момент гематурии, позволяет выяснить источник кровотечения и сторону локализации опухоли.

Лечение метастазов рака в кости

А.Г. Дедков, Э.А. Стаховский, С.И. Бойчук, И.Б. Волков, П.А. Ковальчук, Ю.В. Витрук

Костные метастазы у больных с почечно-клеточным раком (ПКР) возникают в 30–50% случаев и занимают 3-е место по частоте после поражения легких и печени. Основной целью использования бисфосфонатов (БФ) является ингибиция костной резорбции, профилактика болевого синдрома и патологических переломов, коррекция гиперкальциемии.

Цель исследования — оценить эффективность БФ при метастазах почечно-клеточного рака в кости.

За период 2005–2011 гг. в отделении онкоортопедии пролечено 48 больных со скелетными метастазами ПКР, из них мужчин — 26, женщин — 22. Средний возраст больных составил 57,8 года. Солитарные метастазы диагностированы у 30 пациентов (62,5%), множественные — у 18 (37,5%). Все пациенты были госпитализированы в отделение для хирургического лечения по поводу патологического перелома (32 пациента) или его угрозы (16 пациентов).

Локализация поражений была следующая: бедренная кость — 26 (54,2%), плечевая кость — 14 (29,1%), большеберцовая — 5 (10,4%), локтевая — 3 (6,2%) случаях. В зависимости от приема БФ в послеоперационный период было сформировано 2 группы больных, примерно равнозначных по полово-возрастному составу, распространенности и виду метастатического процесса, а также общему статусу.

Болевой синдром, связанный с метастазами в костях отмечался у всех 18 пациентов с множественным поражением. У 10 из этих пациентов, получавших БФ (основная группа), отмечено уменьшение выраженности болевого синдрома, в то время у 8 пациентов контрольной группы боли сохранялись. Кроме того, у 3 больных основной группы наблюдалось частичное склерозирование оставшихся метастатических очагов на фоне лучевой терапии.

Применение БФ у больных с метастазами ПКР в кости позволяет снизить интенсивность болевого синдрома, а в комплексе с другими лечебными методами и риск возникновения метастатического рецидива в костях, а также пролонгировать безрецедивный период.

Метастазы в костную ткани при раке почки занимают в списке развития вторичных очагов второе место. Рак почки и метастазы в кости диагностируются у 30 — 35% пациентов, наиболее типичная локализация – тазовые кости, гораздо реже атипичные клетки проникают в костную ткань ребер, бедер, позвоночника, всего 3% составляют метастазы в кости свода черепа.

Как проявляются метастазы в кости при раке почки? 

  • Боль при движении (ходьбе), боль, которая с развитием процесса не стихает и в покое.
  • Деформация костей таза, нарушение походки, асимметрия бедер.
  • Мышечная слабость.
  • Патологическая хрупкость костной ткани, переломы (онкоостеопороз).
  • Гиперкальциемия.

При метастазировании в костную ткань развиваются два вида патологии:

  • Остеолитические очаги – вымывание, деминерализация кости.
  • Остеобластические вторичные очаги – уплотнение костной ткани, гиперкальциемия.

К сожалению, метастазы в кости при раке почки выявляются на поздних стадиях процесса, первичное развитие чаще всего протекает бессимптомно. Основными диагностическими методами, подтверждающими метастазирование в костную ткань, являются обзорная рентгенография и сцинтиграфия. Остеолитические метастазы лучше видны на рентгеновских снимках, так как сопровождаются выраженной гиперкальциемией.

Наиболее часто метастазы в кости провоцирует диссеминированные опухоли, при которых вторичные очаги распространяются очень быстро. Лечение такого процесса крайне затруднительно в отличие от солитарных метастазов, которые подвергаются радикальному удалению и лучевой терапии. Множественные очаги подлежат лишь паллиативной терапии, которая может снизить тяжесть симптоматики и хотя бы немного улучшить качество жизни больного.

Если метастазы в кости лечить своевременно, то новые очаги костного метастазирования возникают реже, происходит увеличение выживаемости пациентов. Так как скелетные осложнения (болевой синдром, патологические переломы, компрессия спинного мозга, гиперкальциемия) случаются реже, им гораздо легче становится жить, что тоже является важным достижением.

Проведение системной медикаментозной терапии включает в себя противоопухолевую терапию (применение цитостатиков, гормонотерапии, иммунотерапии) и поддерживающей терапии – лечение с помощью биофосфонатов и анальгетиков. Местно метастазы в кости лечат лучевой терапией, хирургическим лечением, радиочастотной абляцией, цементопластикой.

Больных, у которых обнаружены метастазы в костях, лечат совершенно разными методами, одного универсального не существует. Каждому пациенту назначают свое лечение, обращая внимание на то, как протекает болезнь и где именно располагаются метастазы.

Применение физиотерапевтических процедур не практикуют. Исключительно в тех случаях, когда одобрил врач, допустимо выполнение физических упражнений.

Химиотерапия при метастазах в костях, гормональная терапия, таргет-терапия – все эти способы также характеризуются положительным эффектом. Также специалисты рекомендуют сочетать эти методы, применяя в добавок радиационное облучение, под которое обычно попадает один или несколько метастазов в кости, отличающихся вызыванием наибольшей болезненности.

Лучевая терапия может также проводиться в таком виде, когда внутривенно вводят радиоактивный стронций-89, в таком случае костные метастазы начинают его поглощать. Применение таких препаратов, как «Зомета» и «Аредиа» также хорошо обезболивают метастаза рака в кости путем улучшения костной структуры.

[37], [38], [39], [40], [41], [42]

Когда речь идет о раке I и II стадии, то у пациента есть значительные шансы на выздоровление, так как данные стадии рака в большинстве своем не имеют метастазов и пораженные клетки не разносятся по всему организму. Но когда рак доходит до поздних стадий – III и IV, то в этом случае шансов на спасения жизни человека остается крайне мало.

В этом случае в опухоли уже начался процесс метастазирования и никакой хирург не возьмется за удаление метастазов простаты, которые уже успели разнестись по всему организму и начали развиваться в других органах. Собственно для III и IV стадии рака простаты появление метастазов в костной ткани свойственно в наибольшей мере, по статистике они появляются в 54-85 % всех случаев.

Почки

Попадают метастазы в кости с током крови и чаще всего они появляются в бедренной кости, позвоночнике, костях таза и характеризируются болью в конкретном участке. Частота поражения метастазами костной ткани нижеследующая:

  • поясничный отдел – 59 %
  • грудной отдел – 57 %
  • таз – 49 %
  • бедренная кость – 24%
  • другие кости – 3 %

Различают остеолитические и остеобластические метастазы рака простаты в кости. Остеолитические вымывают минералы с костей, что приводит к ее ослаблению и риску переломов, а остеобластические напротив — укрепляют минеральный компонент.

Чтобы диагностировать метастазы применяют радиоизотопное сканирование. Вылечит метастазы рака простаты в кости у 80-90 процентов случаев не удается, но замедлить прогресс заболевания, ослабить боль и поддерживать стабильный и соответствующий уровень кальция и витамина D все же необходимо.

Наш опыт хирургического лечения почечно-клеточного рака с опухолевым тромбом почечной и нижней полой вены

Важным критерием отдаленного прогноза служит распространенность почечно-клеточного рака. Современные данные свидетельствуют, что при радикальном удалении рака почки I стадии 5-летняя выживаемость близка к 70-80%, II стадии – к 50-70%, III стадии — к 50%, IV стадии — менее 10%.

Диспансерное наблюдение и контрольное обследование пациентов с почечно-клеточным раком проводится нефрологом (урологом).

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

К основным причинам, провоцирующим опухолевый рост относятся:

  • курение на протяжении длительного периода (почечно-клеточный рак встречается в 4–5 раз чаще);
  • наследственный фактор;
  • ожирение, неправильное питание с употреблением большого количества быстроусвояемых углеводов (сахар, сладости, газированные напитки), молока, жирной пищи;
  • производственные вредности;
  • длительное употребление антибиотиков, цитостатиков, ГКС и других лекарственных средств;
  • артериальная гипертензия;
  • почечная недостаточность.

Прогноз заболевания во многом зависит от стадии, размеров образования, вовлечения в опухолевый процесс близлежащих лимфоузлов и наличия отдалённых метастазов. Высокая смертность объясняется длительным бессимптомным течением заболевания. Светлоклеточный рак почки относится к достаточно агрессивным злокачественным поражениям, поэтому половину успеха терапии составляет ранняя диагностика. Выживаемость при определении патологии на первой стадии составляет 60%, а на lll-lV – не выше 11%.

Всем лицам старше 50 лет рекомендуется проходить регулярное обследование почек и вести здоровый образ жизни.

Похожие публикации

Прогноз и продолжительность жизни зависят от распространенности онкопроцесса, общего состояния пациента и наличия сопутствующей патологии.

Диагностировав почечно-клеточный рак, зачастую выполняется хирургическое вмешательство. После лечения 5-летняя выживаемость при 1 стадии составляет 75%, при 2 стадии – 50-70%, на 3 стадии – около 50%, а на 4 – не превышает 10%.

Пятилетняя выживаемость составляет от 95% для групп первой стадии по классификации Объединенной Американской комиссии по злокачественным опухолям до 20% для групп четвертой стадии. Прогноз плохой для больных с метастатическим или рецидивным ПКР, т.к. лечение обычно неэффективно в плане радикальности, однако может иметь существенное значение в рамках паллиативной помощи.

Б.Я. Алексеев, А.С. Калпинский, К.М. Нюшко, Г.А. Франк, Ю.Ю. Андреева, А.Н. Андрианов

Цель исследования — оценить прогностическую значимость патоморфологических факторов у больных почечно-клеточным раком (ПКР) без регионарного и отдаленного метастазирования и установить их влияние на общую выживаемость (ОВ) и выживаемость без прогрессирования (ВБП).

В исследование включено 543 пациента, которым в период с 1992 по 2009 гг. выполнена радикальная нефрэктомия (НЭ). НЭ с лимфаденэктомией выполнена 369 (67,9%) пациентам, НЭ без лимфаденэктомии — 174 (32,1%) пациентам. По клинической стадии больные были распределены следующим образом: cT1a — 18,4%, cT1b — 27,5%, cT2a — 20,8%, cT2b — 3,9%, cT3a — 21,7% и cT3b — 7,7%.

33 (8,9%) пациента с наличием регионарных метастазов были исключены из дальнейшего анализа. Медиана времени наблюдения составила 52 мес (1–206). В течение периода наблюдения рецидив подтвержден у 79 (14,5%) пациентов, 53 (9,8%) пациента умерли от прогрессирования ПКР; 14 (2,6%) пациентов умерли по другим причинам.

Статистически значимая корреляция отмечена между наличием клинических симптомов (R=0,21), стадией pT (R=0,24), размером опухоли (R=0,26), наличием некроза в опухолевом узле (R=0,22), сосудистой инвазией (R=0,17), наличием саркоматоидного компонента (R=0,16), степенью дифференцировки по Фурману (R=0,15) и вероятностью возникновения рецидива (p{amp}lt;0,001).

Не отмечено корреляции между частотой возникновения рецидива и гистологическим типом опухоли. При многофакторном анализе статистически значимая корреляция отмечена только между наличием симптоматических проявлений, наличием саркоматоидного компонента и некроза в опухолевом узле (p{amp}lt;0,001). При анализе Лог-ранк 5-летняя ОВ и ВБП составила 91,6 и 87,5% у пациентов без симптоматических проявлений заболевания, 88,7 и 78,7% у пациентов с наличием локальных симптомов и 64,3 и 51% у пациентов с системными симптомами (p{amp}lt;0,001).

5-летняя ВБП и ОВ у пациентов со степенью дифференцировки по шкале Фурмана (G) I составила 91,3 и 97,2%; GII — 82,5 и 94,4%; GIII — 70,8 и 80,2%. У пациентов со степенью дифференцировки GIV 3-летняя ВБП составила 33,3% (p{amp}lt;0,001). 5-летняя ОВ и ВБП при отсутствии саркоматоидного компонента составила 88,6 и 81,6%, при наличии саркоматоидного компонента — 67,6 и 35,7% (p{amp}lt;0,001).

Выявлены статистически значимые различия между 5-летней ОВ и ОВР в зависимости от наличия или отсутствия некроза в опухолевом узле: 94,3 и 87% при наличии некроза и 78,2 и 96,2% при его отсутствии (p{amp}lt;0,001). При наличии сосудистой инвазии 5-летняя ВБП и ОВ составили 64,5 и 75% в то время, как в ее отсутствии — 85,1 и 92,2% (p{amp}lt;0,001).

С помощью регрессионного анализа по Cox установлено, что наиболее важными прогностическими факторами, влияющими на ВБП у больных ПКР являются стадия pT, наличие или отсутствие симптоматических проявлений заболевания, наличие или отсутствие саркоматоидного компонента и некроза в опухолевом узле. Наиболее важными прогностическими факторами для ОВ являются стадия pT, наличие или отсутствие симптоматических проявлений заболевания и некроза в опухолевом узле (p{amp}lt;0,05).

Стадия pT, наличие или отсутствие симптоматических проявлений и некроз в опухолевом узле являются наиболее важными прогностическими факторами, влияющими на ВБП и ОВ у больных ПКР.

Б.Я. Алексеев, А.С. Калпинский, К.М. Нюшко, Г.А. Франк, Ю.Ю. Андреева, Е.В. Прядилова

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Вопрос о необходимости лимфаденэктомии (ЛАЭ) при лечении больных почечно-клеточным раком (ПКР) остается нерешенным. Цель данного ретроспективного исследования — установить предоперационные факторы поражения лимфатических узлов в группе пациентов без увеличения лимфатических узлов и отдаленных метастазов.

Метастатическое поражение лимфатических узлов выявлено у 33 (8,9%) пациентов. Из них у 19 (5,1%) — при предоперационном обследовании, а у 14 (3,8%) — только по данным планового морфологического исследования. Выявлена статистически значимая корреляция между наличием симптоматических проявлений заболевания (R=0,16; p{amp}lt;

0,001), клинической стадии (R=0,27; p{amp}lt;0,001); размером опухоли (R=0,18; p{amp}lt;0,001) и частотой метастатического поражения лимфатических узлов. При многофакторном регрессионном анализе статистически значимая корреляция выявлена только между клинической стадией и частотой поражения лимфатических узлов (p{amp}lt;0,001).

Частота поражения лимфатических узлов в зависимости от размера опухоли составила 2,4% при размере опухоли ≤5 см; 5,6% при размере опухоли 5,1–10,0 см (p{amp}lt;0,05) и 19,1% при размере опухоли ≥10,1 см (p{amp}lt;0,05). 5-летняя ВБП и ОВ значительно отличалась в зависимости от размеров опухоли: 93 и 96,7% при размере ≤5,0 см, 74,2 и 83% при размере 5,1–10,0 см и 59,3 и 77,2% при размере ≥10,1 см (p{amp}lt;0,001).

5-летняя ОВ и ВБП у пациентов без симптоматических проявлений заболевания составили 89,6 и 84,7%, при наличии локальных симптомов — 86,1 и 75,7%, при наличии системных симптомов — 61,1 и 50,6% соответственно (p{amp}lt;0,001). 5-летняя ОВ у больных, которым выполнена ЛАЭ составила 97,5% при стадии cT1a, 95,3% — при стадии cT1b, 88,2% — при стадии cT2a, 85,2% — при стадии cT2b, 63,8% — при стадии cT3a и 78,5% — при стадии cT3b-c (p{amp}lt;0,001).

5-летняя ВБП в зависимости от стадии заболевания составила 97,5% при cT1a, 91,2% — cT1b, 78,8% — cT2a, 73,4% — cT2b, cT3a — 50,3%, cT3b-c — 54,0% соответственно (p{amp}lt;0,001). При многофакторном регрессионном анализе по Cox выявлена значимая корреляция между клинической стадией и ОВ (p{amp}lt;0,001), а также между ВБП и клинической стадией и наличием симптоматических проявлений заболевания (p{amp}lt;0,001).

Размер опухоли, клиническая стадия и симптоматические проявления являются наиболее важными прогностическими факторами для выявления метастатического поражения лимфатических узлов у больных ПКР. Вероятность метастатического поражения лимфатических узлов у больных ПКР при отсутствии их изменений по данным предоперационного обследования низка и составляет 3,8%.

Д.Т. Арыбжанов2, Н.К. Орманов1, Б.Д. Сексенбаев1, Б.А. Абдурахманов1, Ф.А. Сабирова2, А.Н. Орманов1

1Южно-Казахстанская государственная

фармацевтическая академия, Казахстан

2Отделение химиотерапии и эндоваскулярной онкологии, Казахстан

Южно-Казахстанского областного онкологического диспансера, Шымкент, Казахстан

Ежегодно в Южном Казахстане выявляют 55–65 новых случаев рака почки (РП), из них 12–15% больных обращаются к специалистам уже с наличием метастазов и диссеминацией процесса. Единственным радикальным методом лечения РП является хирургическая операция. Однако для лечения больных с распространенным РП паллиативная операция не всегда приносит желаемый отдаленный результат.

Цель исследования — улучшение результатов лечения больных распространенным РП.

С 2008 по 2012 гг. мы имеем опыт лечения 12 больных с метастатическим РП, которым применена чрескатетерная химиоэмболизация опухоли. Больные были в возрасте 35–73 лет. Мужчин — 7, женщин — 5. У всех больных был диагностирован метастатический РП T3NхM1, рак правой почки отмечен у 7 больных, рак левой почки у 4 больных, двухсторонний РП отмечен у 1 пациентки.

При обращении у 3 пациентов имелась единственная функционирующая почка. У 7 были скелетные метастазы, у 5 метастазы в легких. Гематурия отмечена у 4. Статус по Карновскому был 60–70%. Всем больным произведена масляная химиоэмболизация опухоли почки (липиодол 5 мл винбластин 5 мг) с доэмболизацией гемостатической губкой, у 3 пациентов применена селективная эмболизация опухоли почки.

Рак почки и метастазы в позвоночнике

Метастазирование в позвоночном отделе развивается вследствие проникновения в позвоночник атипичных клеток гематогенным путем. Костные поражения начинаются в зоне эпидурального венозного сплетения, то в той зоне, через которую и заносятся злокачественные клетки. Рак почки и метастазы в позвоночнике — это свидетельство III или IV стадии заболевания, симптоматика которого уже проявлена в полную силу и дает детальную информацию для более точной диагностики.

Основным симптом метастазов в позвоночнике считается сильная боль, она отмечается у 90% пациентов. Интенсивные болевые ощущения локализованы в пораженном раком участке, часто они похожи на типичные корешковые боли, но превосходят их по силе и частоте. Кроме того, при запущенных стадиях ПКР у 5% больных диагностируется видимая компрессия позвоночника с характерными тазовыми нарушениями, с тетраплегией (паралич всех конечностей) или параплегией (в данном случае — паралич нижних конечностей).

Тетрапарез сопровождается систематической мышечной спастикой, преимущественно в нижних конечностях (ногах), затем к процессу могут присоединиться и мышцы рук. Параплегия проявляется такими же симптомами, но развивается быстрее, чаще всего при патологическом переломе позвонков, характерном для генерализированного метастазирования.

  • Поясничная зона – 45%.
  • Грудной отдел позвоночника – 25%.
  • Крестец – 30%.

Метастазы в шейном отделе, своде черепа при раке почке встречаются крайне редко, эти единичные случаи не могут служить базой для статистической обработки, скорее это свидетельство крайне запущенного генерализированного онкопроцесса.

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Так же, как при метастазах в костной ткани, вторичные очаги в позвоночнике делятся на остеолитические и остеобластические. Симптоматика их едина в одном признаке – боль, однако гиперкальциемия может проявиться и такими симптомами, которые очень важны в смысле раннего выявления рака почки: 

  • Постоянная мышечная слабость.
  • Невротические расстройства, депрессии.
  • Потеря веса, утрата аппетита.
  • Тошнота, редко – рвота.
  • Стойкая гипотония.
  • Изменение нормального сердечного ритма.
  • Компрессионные боли.
  • Патологические переломы позвонков.

Клиника метастазирования в позвоночный столб характерна глубокими неврологическими расстройствами. Утрата чувствительности конечностей, контроля движений формируется спустя несколько месяцев после появления первого очага, когда спинной мозг подвергается давлению и происходит компрессия, а затем и перелом позвонка.

Рак почки и метастазы в позвоночнике определяются такими методами: 

  • Сбор анамнеза.
  • Осмотр.
  • Физикальные обследования.
  • Анализ на уровень ALP – щелочной фосфатазы.
  • Анализ на определение уровня кальция в костной ткани.
  • Рентген позвоночника.
  • Радиоизотопное обследование – сцинтиграфия.
  • Компьютерная томография (золотой диагностический стандарт определения метастазов в костной ткани).
  • ЯМРТ — ядерно-магнитная резонансная томография.

Чаще всего метастазы в позвоночнике лечатся с помощью паллиативных методов, хирургическое вмешательство многие онкологи считают бесперспективным с точки зрения результативности. Единственной альтернативой может стать радиохирургия и с помощью аппарата Кибернож, но такое оснащение имеет не каждый онкодиспансер.

Поэтому, как правило, метастазирование в позвоночном столбе подвергается традиционным методам лечения – лучевой терапии, назначению кортикостероидов, бисфосфонатов, иммунотерапии, химиоэмболизации. Болевой симптом при переломе позвонка часто анестезируют с помощью Spinal Cord Stimulation – SCS или эпидуральной стимуляции электродами. Этот способ позволяет курировать болевой синдром в тазовой зоне позвоночника и контролировать степень ригидности мышечной системы, спастику.

Метастазы в позвоночнике считаются неблагоприятным прогностическим критерием.

pochechno-kletochnyj rak

Данные, которые показывает статистика последних 15 лет, таковы: 

  • Некоторые пациенты, у которых диагностирован рак почки и метастазы в позвоночнике, могут передвигаться самостоятельно. Ограниченная способность к передвижению и двигательная активность в принципе сохраняется в 90% случаев после комбинированной длительной терапии, в 75% случаев после нефроэктомии. Продолжительность жизни составляет от 1-го года до 1,5 лет.
  • Если первичная опухоль поддается радиотерапии, развитие метастазов в позвоночнике может быть остановлено у 30% пациентов, что значительно повышает шансы на продление сроков выживаемости.
  • После лучевой терапии 50% больных с легким параличом ног (парапарезом) сохраняют способность к передвижению.
  • 10-15% пациентов с параличом ног (параплегией) смогут передвигаться после проведения сеансов лучевой терапии, направленной на купирование метастазов в позвоночнике.
  • Полностью обездвиженные больные имеют плохие прогнозы в смысле выживаемости, только 10% из них живут чуть более 1-го года.
  • В 99% случаев нарушение тазовых функций становится необратимым спустя 3-6 месяцев после появления первой метастазы в позвоночнике.

[2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10]

Рак почки и метастазы в мозг

Метастазирование в головной мозг диагностируется в 1,5 раза чаще, чем первичная онкопатология мозга. Вторичные очаги в мозг могут давать практически все злокачественные образования, но чаще всего это отмечается при раке легких и молочных желез. Рак почки и метастазы в головной мозг диагностируются в 15-20% количества всех онкологических заболеваний, по сведениям из других источников их частота достигает 35%.

Клиническая картина метастазов головного мозга сожжет быть различной, так как до поражения центральной нервной системы вторичные очаги сначала захватывают бронхолегочную систему, регионарные лимфоузлы, печень, надпочечники, кости и контралатеральную почку. Процесс распространения метастазов неизбежно сопровождается специфической симптоматикой, на фоне которой признаки Mts (метастазов) мозга поначалу теряются.

Медленное, но постоянное прогрессирование может прерываться внезапными приступами головной боли – эпизодами спонтанного повышения электрической активности. Дифференцировать метастазы от первичной мозговой опухоли по клиническим признакам практически невозможно, так как все они характерны как для самостоятельной онкопатологии, так и для вторичного очагового поражения мозга.

Симптомы, которыми может проявляться рак почки и метастазы в мозг: 

  • ВЧД повышено, артериальное давление может повышаться «скачками», не поддающимися лечению антигипертензивными препаратами.
  • Приступы головной боли.
  • Парестезии.
  • Эпилептоидные приступы, судороги.
  • Нарастающая мозжечковая атаксия (нарушение координации движений).
  • Периодические лихорадочные состояния.
  • Психическая неустойчивость, гиперлабильность.
  • Нарушение когнитивных функций.
  • Нарушения мнемонических функций (память).
  • Заметные изменения личностных черт характера.
  • Асимметрия или разные размеры зрачков.
  • Нарушения речевых функций.
  • Зрительные дисфункции.
  • Тошнота, рвота.
  • Общая слабость.

Клиника

Выбор метода терапии

Очаговое поражение неизвестной этиологии

Стереотаксическая биопсия с целью гистологического исследования и дренирования опухоли

Диссеминированное метастазирование мозга,  показатель по шкале Карновского {amp}lt; 70, очевидный негативный функциональный статус

Лучевая терапия  всех хон головного мозга, ОВМ – облучение всего мозга
Отказ от любого метода лечения в силу его нецелеобразности

Одиночные метастазы

  • Хирургические методы – удаление, с обязательной лучевой терапией
  • ЛТ – лучевая терапия и интенсивная стереотаксическая радиохирургия (СРХ)

Распространенные, множественные метастазы с одной, наиболее крупной, «лидирующей»

Хирургическое удаление, лучевая терапия (ОВМ)

Множественные очаги, которые невозможно удалить

  • ОВМ – облучение всего мозга
  • ОВМ и СРХ

Следует отметить, что метастазы в головном мозге при любом развитии и степени распространенности лечат с помощью лучевой терапии. При одиночных солитарных очагах ЛТ помогает купировать процесс, неудаляемые, множественные метастазы подлежат облучению для снижения болевой симптоматики. Таргет-терапия при вторичных очагах такой локализации не применяется в силу полной неэффективности.

[11], [12], [13], [14], [15], [16], [17], [18], [19]

Раковые заболевания легких и молочной железы чаще всего дают последствия в виде метастазов в головной мозг. Вскрытие пациентов умерших от онкологических болезней легких или молочной железы показывает, что метастазы в головной мозг получают около 30% больных. При этом процент одновременного выявления рака и метастаз очень мал – на уровне 1%, что в очередной раз подчеркивает тот факт, что метастазы возникают в процессе прогрессирования злокачественной опухоли.

Осложняет процесс лечения и то, что между изначальной стадией обнаруженного рака и появлением метастазов нет абсолютно никакой зависимости. Метастазы могут появиться, как в начале развития злокачественной опухоли, так и на более поздних стадиях, а могут и не появится вообще. Все зависит только от уникальных физиологических особенностей организма человека.

Метастазы рака в головной мозг являются наиболее серьёзными осложнениями при лечении онкологического заболевания и существенно влияют на исход лечения и продолжительность жизни пациента.

[3], [4], [5], [6]

Симптомы метастазов в головной мозг зависит от места поражения. В целом, к признакам метастазов в головной мозг можно отнести изменение ощущения тела и нарушении координации, быстрые смены эмоционального состояния, головную боль, иногда сопровождаемую жаром и лихорадкой, изменения личности и потерю памяти, летаргические состояния, разные размеры глазных зрачков, трудности речи и общую слабость организма.

При поражении лобной части может также наблюдаться лобная психика (резкая смена к грубому поведению). Человек начинает ругаться матом, цепляться к окружающим, нарушаются зрительные функции и движения опорно-двигательного аппарата. Хотя симптомы метастазов в головной мозг носят сугубо индивидуальную специфику и порой могут изменить физические и поведенческие реакции организма до неузнаваемости.

Рассказывая о метастазах рака, стоит упомянуть и тяжелейший из видов онкологических заболеваний – меланоме. Меланома, или же рак кожи, быстрее других форм заболеваний начинает образовывать метастазы во внутренних органах человека и после этого становится, практически, неизлечима. Чаще всего меланома дает метастазы в головной мозг, легкие и кости.

Наиболее подверженными заболеванию являются люди, имеющие на теле большое количество родинок, веснушек, других реакций на солнечную активность или же просто те, чей образ жизни связан с частым нахождением под прямыми солнечными лучами. Если вы заметили частое образование новых родинок на теле и быстрое их разрастание до диаметра более 7 мм, следует немедленно обратиться к врачу, так как, позволим себе напомнить, рак кожи очень быстро дает метастазы и переходит в неизлечимую форму.

Метастазы меланомы в головной мозг значительно снижают шансы больного на выживание. Однако в некоторых случаях лечение моноклональными антителами может помочь и на стадии метастазирования. Все зависит от развития болезни и индивидуальных особенностей организма человека.

По данным патологоанатомов метастазы в головной мозг имеют около 45% всех больных онкологическими заболеваниями, и чаще всего именно они и являются причиной смерти, нежели рак сам по себе. 60 % случаев метастазирования приходятся на рак легких. Далее идут рак молочной железы, меланома и рак толстой кишки.

Данные заболевания могут давать метастазы в ствол головного мозга, что существенно усложняет лечение и дает ряд специфических симптомов: появляются внутричерепные головные боли распирающего и тупого характера, которые могут доходить до головокружения и нарушения работы органов зрения. Метастазы в стволе головного мозга могут стать также причиной постоянного ощущения тошноты и рвоты, а также судорожного симптома, очень похожего по проявлению на эпилепсию.

Рак почки и метастазы в печень

1Харьковский медицинский университет, Украина

1Харьковский областной центр урологии и нефрологии им. В.И. Шаповала, Украина

2Белгородский государственный университет, Россия

3Харьковская медицинская академия последипломного образования

Методики мобилизации печени обеспечивают адекватный доступ к забрюшинным опухолям, а также позволяют выделить ретропеченочный и интраперикардиальный отделы нижней полой вены (НПВ). Мы ретроспективно исследовали результаты онкоурологических операций, включавших мобилизацию печени.

В ретроспективное исследование вошли 27 пациентов. 15 (55,6%) из них страдали почечно-клеточным раком (ПКР) с внутривенозным распространением. Еще у 3 (11,1%) больных имелись большие опухоли правой почки, распространяющиеся к диафрагме и позади НПВ. В 2 (7,4%) наблюдениях новообразования почки инвазировали в правую долю печени, в 3 (11,1%) имели место большие феохромоцитомы правого надпочечника, в 2 (7,4%) — саркомы правого забрюшинного пространства и еще в 2 (7,4%) — локорегиональные рецидивы новообразований (1 — ПКР, 1 — феохромоцитома).

Все операции были проведены из доступа «шеврон» или неполного трехлучевого разреза. 15 пациентов с внутривенозными опухолевыми тромбами и 3 больных с другими формами опухолей подверглись piggyback-мобилизации печени (66,7%). В остальных 9 (33,3%) наблюдениях была выполнена только конвенциональная (классическая) мобилизация печени.

Оценка 27 наблюдений продемонстрировала, что выполнение классической методики печеночной мобилизации было возможным во всех случаях. Однако в 3 (11,1%) наблюдениях осуществление этого маневра было крайне затруднительным. У 2 (7,4%) пациентов отделение задней поверхности печени от диафрагмы осложнилось повреждением диафрагмы.

В 4 (14,8%) случаях отмечено повреждение паренхимы правой доли печени. Это осложнение создавало серьезные проблемы на этапе ротации и фиксации печени. Пересечение печеночных связок, как правило, не сопровождалось кровотечением, однако в одном наблюдении с интраперикардиальным уровнем опухолевого тромба нами отмечено массивное кровотечение из коллатеральных сосудов между печеночными и нижнедиафрагмальными венами в области bare area.

Выполнить piggyback-мобилизацию удалось в 16 (88,9%) из 18 наблюдений. Средняя или нижняя печеночные вены правой доли имели место у 19% больных. Количество малых печеночных вен варьировало от 2 до 10 (в среднем 3,5). В 2 случаях разделить поверхность печени и переднюю поверхность НПВ не удалось из-за большого (более 10) количества и короткой длины вен хвостатой доли.

В данной ситуации были выделены главные печеночные вены в области их устьев и непосредственно под ними проведен сосудистый зажим для изоляции верхушки тромба без мобилизации всей передней поверхности НПВ. Повреждение главных печеночных вен зафиксировано у 3 (16,7%) пациентов. Сосудистые дефекты были ушиты в условиях прерывания печеночного кровотока (маневр Pringle).

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Рiggyback-мобилизация значительно облегчила смещение верхушки опухолевого тромба и наложение зажима на НПВ ниже устьев главных печеночных вен у 11 (91,7%) из 12 пациентов. Еще в 3 наблюдениях при опухолях без внутривенозных тромбов данный маневр позволил безопасную латеральную резекцию ретропеченочного отдела НПВ.

Результаты нашего исследования продемонстрировали, что мобилизация печени является эффективным и безопасным дополнением к хирургической технике венокавотромбэктомии без использования искусственного кровообращения, а также удаления больших забрюшинных опухолей, интимно прилежащих к подпеченочному и ретропеченочному отделу НПВ.

Злокачественные опухоли способны распространят свои атипичные клетки в регионарные зоны, а также и в отдаленные органы. Чаще всего это происходит наиболее доступным путем – гематогенным, возможно метастазирование через лимфатические сосуды, реже встречается прорастание злокачественные клеток непосредственно из пораженного органа в соседний.

Рак почки и метастазы в печень диагностируются крайне редко, по разным сведениям это происходит у 2 -7%больных. Печень поражается в силу особенностей своей системы кровообращения. Известно, что главная роль печени в организме – это детоксикация, для которой требуется повышенная активность кровотока.

Кровь поступает в орган по главным магистральным артериям, с помощью портальной системы (воротной вены). За 1 минуту печень способна обработать до 1,5 литров поступающей крови, около двух третей кровотока попадает в печень из кишечника. Подобная активная работа с кровью создает благоприятный фон для проникновения злокачественных структур в печень.

Клиника метастазов в печени характерна бессимптомным течением процесса в начальных стадиях. Атипичные клетки медленно, но систематически замещают печеночную ткань, провоцируя ее дисфункции. При случайных биохимических обследованиях в анализах отмечается повышенный уровень ферментации (АСТ,АЛТ), в стадии активного развития очагов, чаще всего в III и IV–й, могут отмечаться симптомы массированной интоксикации, желтуха. Клинические проявления развившихся метастазов таковы:

  • Постоянное чувство усталости.
  • Неуклонное снижение массы тела.
  • Ощущение тяжести в правом подреберье, в верхней абдоминальной зоне.
  • Приступы тупой боли в животе, схожие с признаками непроходимости желчных протоков.
  • Повышенное потоотделение.
  • Субфебрильная температура.
  • Кожный зуд.
  • Периодические приступы тахикардии.
  • Увеличение живота – асцит свидетельствует о вовлечении брюшины в метастазирование, а также о тромбозе портальной системы.
  • Если метастазы формируются как плотные узлы, возможны своеобразные впадины на поверхности живота (пупкообразные втяжения).
  • В силу того, что кровоток сильно замедлен из-за развития вторичных очагов, при перкуссии отсутствуют артериальные шумы.
  • Спленомегалия свидетельствует о запущенности патологического процесса.
  • Желтизна кожных покровов, белков глаз может служить признаком инвазии атипичных клеток в желчные протоки. Такой симптом встречается крайне редко.

В диагностике вторичных очаговых образований печени лидирующую позицию по-прежнему занимают методы нейровизуализации – КТ, МРТ. Ультразвуковое сканирование в данном случае неинформативно, а компьютерная томография способна показать состояние тканей печени, многомерные показатели опухоли и ее метастаз.

Рак почки и метастазы в печень считаются тяжелым онкозаболеванием с неблагоприятным прогнозом. Системные терапевтические мероприятия могут дать результат лишь на первых двух стадиях процесса, сочетание химиотерапии, гормональной терапии несколько замедляют развитие вторичных очагов. Хирургическое лечение показано лишь при единичных метастазах, это дает возможность улучшить качество жизни больного и продлить ему жизнь.

Целесообразность проведения операции определяет онколог в зависимости от размеров, локализации первичной опухоли и ее вторичных образований. Часто хирургические методы противопоказаны, так как несут в себе анестезиологические риски, особенно в III и IV стадии рака почки. Запущенный онкопроцесс может быть курирован только нефроэктомией при условии относительно нормального состояния пациента.

Применение цитостатиков результативно только в начальной стадии формирования опухоли и метастазов, интенсивная химиотерапия в сочетании с ЛТ (лучевой терапией) направлены на уменьшение размеров очагов и предупреждение появления новых в близлежащих зонах. Неплохой эффект дает системная терапия, в которую включаются цитостатики, препараты таргетной терапии и эмболизация сосудов, которые питают диагностированные метастазы.

По статистике рак кишечника наиболее часто метастазирует именно в печень. Метастазы – это «дочерние» образования каждой недоброкачественной опухоли. Они образуются из-за разнесения опухолевых клеток по организму посредством транспортировочных жидкостей, например таких как лимфа или кровь. То, что опухоль наиболее часто поражает метастазами печень не случайно и обусловлено физиологическими особенностями этого органа.

Дело в том, что задачей печени является детоксикация, поэтому практически вся кровь, которая обращается в организме, проходит именно через печень. Так печень пропускает через себя до двух литров крови в минуту. Метастазы в этом органе существенно нарушают его функцию и замедляют работу печени. Ведь кроме детоксикации, печень выполняет ещё несколько сложных биохимических процессов в организме.

Метастазы ухудшают также общее состояние и вызывают болевой синдром, который полностью нарушает жизненную активность человека. Рак кишечника и метастазы в печень на сегодняшний день поддаются медикаментозному и хирургическому лечению. К сожалению, полноценное лекарство от рака ещё не создано, но современные медицинские препараты значительно облегчают общее состояние человека и могут продлевать жизнь пациента на достаточно большой период времени.

Рак кишечника и метастазы в печень, кроме разрушительно действия на поражённые органы, вызывают ряд осложнений. Такими осложнениями могут быть передавливание некоторых важных вен, что может вызывать такое заболевание как механическая желтуха. Помимо наносимого организму вреда, механическая желтуха блокирует возможность лечения основного заболевания.

[12], [13], [14], [15], [16], [17], [18], [19], [20]

Возможности спиральной компьютерной томографии в оценке ответа на таргетную терапию у больных метастатическим почечно-клеточным раком

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Г.Г. Бояджан1, С.А. Худяшев2

1Московский государственный медико-стоматологический университет, Москва, Россия

2Военно-медицинская служба Управления ФСБ, Кемерово, Россия

В Российской Федерации рак почки (РП) диагностируется, по данным разных авторов, у 14 тыс. человек, что соответствует 3% в структуре онкологической патологии в стране. УЗИ является самым широко применяемым методом первичной диагностики РП. Вместе с тем, по мнению большинства авторов, считается, что для оценки регионарной распространенности РП методом выбора являются МСКТ и МРТ.

Цель исследования — систематизировать УЗ симптоматику регионарной распространенности и определить диагностическую значимость метода в стадировании РП.

Под нашим наблюдением с диагнозом РП находились 239 человек, преобладали мужчины (57,6%) возрастной группы 61–70 лет (33%). Достоверно превалировали опухоли правой почки (63,1%, p{amp}lt;0,05). Выполнено 212 хирургических вмешательств (88,7% пациентов).

Различные методы УЗИ применялись у всех пациентов в предоперационный период, было выполнено 239 стандартных исследований: 113 исследований — в режиме ЦДК, 97 — в режиме ЭДК и 102 исследования с 3D-реконструкцией.

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

МСКТ проводилась в 66 случаях: нативное исследование органов брюшной полости и почек (36 пациентов), исследование почек и забрюшинного пространства с контрастным усилением и 3D-реконструкцией (30 пациентов). МРТ органов брюшной полости и почек выполнена у 21 пациента с нативным исследованием в трансверзальной и корональной плоскостях в режимах Т1 и Т2-ВИ и Т2-ВИ с использованием режима жироподавления.

УЗ симптомы регионарной распространенности РП систематизированы следующим образом: УЗ признаки инвазии в капсулу почки и паранефральную клетчатку, УЗ признаки инвазии в полостную систему почки, УЗ признаки регионарного метастазирования. Результатами исследования установлено, что чаще выявлялась инвазия опухоли в структурные элементы полостной системы почки.

Самыми распространенными при этом оказались: деформация элементов полостной системы почки (12,5%) и нечеткость границы между опухолью и полостной системой (6,1%). УЗ признаки инвазии в капсулу и паранефральную клетчатку отмечались, в первую очередь, при наличии опухолей, превышавших 70 мм, и были представлены нарушением дифференцировки внешнего контура опухоли и/или ограниченным отсутствием внешнего контура самой опухоли (3,3 и 2,9% соответственно).

По результатам УЗИ метастазирование в регионарные ЛУ отмечено в 12,4%, количественно нарастая с увеличением размеров опухоли от 0,8% (при размере опухоли от 20 до 40 мм) и достигая 8,3% при размерах опухоли больше 70 мм.

По данным УЗИ возможна достоверная диагностика I (55,8%, p{amp}lt;0,001), II (25,9%, p{amp}lt;0,01) и III стадии РП при опухоли T1, T2 и Т3. Вместе с тем по данным УЗИ затруднена внутригрупповая дифференцировка РП Т3, особенно выделение стадии T3b с поражением почечной или нижней полой вены и T3c с массивным распространением опухоли на нижнюю полую вену выше диафрагмы.

Стадирование рака полостной системы почки не проводится, поскольку при УЗИ невозможно разграничить инфильтрацию подслизистого и мышечного слоев, то есть выделение опухолей Т1 и Т2. В подобных клинических ситуациях результаты определения стадии опухоли носили предположительный характер, и все случаи выделялись в категорию с недифференцируемой стадией (7,9%).

ГБОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения и социального развития РФ», Ростов-на-Дону, Россия

Стандартизированная оценка эффективности таргетной терапии метастатического почечно-клеточного рака (ПКР) основана на мониторинге динамики изменения размеров таргетных (измеримых) метастатических очагов по данным спиральной компьютерной томографии (СКТ). Определение ранних критериев прогрессии заболевания необходимо для своевременного обнаружения развития резистентности опухоли к проводимому лечению и назначению препарата второй линии таргетной терапии.

Цель работы — установить возможности СКТ с использованием программы Lung Nodule Assessment (LNA) для определения объема метастатических очагов в легких в оценке ответа на таргетную терапию у больных метастатическим ПКР.

Ретроспективно повторно анализированы данные СКТ-мониторинга 12 (из 28) пациентов с признаками прогрессии заболевания по критериям RECIST 1.0 на фоне таргетной терапии метастатического ПКР блокаторами VEGF-рецепторов в 2007–2012 гг. Все пациенты имели множественные метастазы с поражением 2–4 органов и систем, включая легкие (наличие не менее одного очага в легких).

СКТ выполнялась на аппарате «Brilliance CT 64 Slice» («Phillips Medical Systems», Нидерланды) каждые 2 месяца. Постпроцессионную обработку результатов проводили на рабочей станции «Extended Brilliance Workspace», входящей в комплект томографа. В анализ были включены 43 метастатических очага: 19 (44,19%) — легочные очаги, 9 (20,93%) — метастазы лимфоузлов, 5 (11,63%) — метастазы печени, 4 (9,3%) — метастазы поджелудочной железы, 3 (6,98%) — метастазы надпочечника, 2 (4,65%) — метастазы почки и 2 (4,65%) — местный рецидив в ложе почки.

Проанализирована динамика изменения суммарного размера не легочных и легочных очагов, а также динамика изменения суммарного объема легочных очагов с использованием программы LNA.

В общей группе оцененных очагов медиана времени прогрессии составила 9,4 мес. При раздельной оценке легочных и не легочных очагов медианы времени прогрессии значимо не отличались (8,3 и 9,8 мес соответственно). При оценке объема легочных очагов увеличение их суммарного объема более чем на 20% от наименьшего, достигнутого в процессе лечения, отмечено через 6,2 мес терапии.

Определение изменения объема метастатических очагов в легких является более надежным и прогностически ранним критерием оценки эффективности таргетной терапии метастатического ПКР в сравнении с методом измерения линейных размеров этих очагов.

М.И. Коган, А.А. Гусев, И.М. Блинов, С.В. Евсеев

Стандартизированная оценка эффективности таргетной терапии метастатического почечно-клеточного рака (ПКР) основана на мониторинге динамики изменения размеров таргетных (измеримых) метастатических очагов по данным спиральной компьютерной томографии (СКТ). Такая «односторонняя» оценка затрудняет определение эффективности лечения у больных с нетаргетными (неизмеримыми) очагами (метастазы костей и мягких тканей).

Почечно-клеточный рак почки: причины, прогноз и лечение

Цель исследования — определить значимость измерения плотности метастатических очагов ПКР по данным СКТ для оценки и прогнозирования эффективности таргетной терапии блокаторами VEGF-рецепторов.

Проанализированы данные СКТ-мониторинга 28 пациентов, получавших таргетную терапию метастатического ПКР блокаторами VEGF-рецепторов в 2007–2012 гг. Все пациенты имели множественные метастазы с поражением 2–4 органов и систем. Оценку динамики таргетных очагов осуществляли на основании данных СКТ по 58 выбранным таргетным очагам с определением динамики изменения размеров (RECIST) и плотности очагов (Hounsfield units — HU).

Из 58 таргетных очагов 27 (46,55%) являлись метастазами медиастинальных и забрюшинных лимфоузлов, 11 (18,96%) — метастазами печени, 9 (15,51%) — метастазами поджелудочной железы, 5 (8,62%) — надпочечников, 3 (5,17%) — метастазами почки и 3 (5,17%) — местными рецидивами в ложе почки. Метастазы легких и головного мозга в анализ не включены.

Средние размеры очагов в I и II группах (31,84 и 35,12 мм соответственно) значимо не отличались. Средняя плотность очагов в I группе была 81,45 HU, во II группе — 92,27 HU (p=0,44). Через 4 мес терапии средние размеры очагов уменьшились в I и II группах (24,97 и 26,91 мм соответственно) — положительный ответ на лечение.

При этом средняя плотность очагов в I группе не изменилась (80,66 HU), тогда как во II группе уменьшилась на 59,3% и составила 54,86 HU (p=0,01). В дальнейшем в I группе отмечался постепенный рост очагов на фоне стабилизации размеров очагов во II группе. Значимые отличия средних размеров очагов в I и II группах (54,98 и 26,88 мм соответственно) (p=0,0054) были отмечены через 12 мес лечения.

При проведении таргетной терапии больным метастатическим ПКР с целью определения эффективности лечения необходима параллельная оценки размеров и плотности таргетных очагов. Определение плотности очага через 4 мес таргетной терапии позволяет прогнозировать прогрессию таргетного очага в течение 12 мес лечения. Динамика изменения плотности нетаргетных очагов может являться критерием оценки эффективности таргетной терапии.

РОНЦ МЗ РУз, Ташкентский Институт Усовершенствование Врачей, Ташкент, Узбекистан

Известной особенностью рака почки является относительно частое, по сравнению с другими опухолями, распространение по венозным коллекторам как по пути наименьшего сопротивления инвазивному росту. Термином «венозная инвазия» обозначают распространение опухоли по просвету сосуда без обязательного прорастания сосудистой стенки.

Эти обстоятельства налагают особую ответственность на врача ультразвуковой диагностики за предоперационную (при необходимости и интраоперационной) оценку распространенности опухолевого тромбоза для определения анатомического доступа и выработки рациональной тактики хирургического вмешательства, а также для обеспечения адекватного анестезиологического пособия.

Симптомы метастазов в простату

Почечно-клеточный рак на ранних стадиях чаще всего протекает без каких-либо клинических проявлений. Только в 8-10% случаях присутствуют три основных симптома. Это кровь в моче, боль в области поясницы и пальпируемое уплотнение.

Гематурия возникает на фоне полного благополучия и проходит самостоятельно. Она может длиться от нескольких часов до нескольких суток, безболезненно. Иногда пациенты замечают отхождение небольших тонких кровяных сгустков, похожих на «жилочки».

Боль появляется только в том случае, если сформировался большой тромб, который закрыл просвет мочеточника и мешает своевременному отхождению мочи. В этом случае болевой синдром напоминает приступ почечной колики. Пациент при таких ощущениях в первую очередь может заподозрить у себя возникновение мочекаменной болезни, а не онкологической патологии. Но врач должен помнить про этот диагностический признак.

курение как причина рака

При прогрессировании заболевания и разрастания образования может появляться постоянная, ноющая, тупая боль в области поясницы. Это объясняется распространением опухоли на окружающие ткани.

На поздних стадиях почечно-клеточного рака присоединяются паранеопластические синдромы. Пациент худеет, жалуется на ухудшение аппетита, бессонницу, постоянную слабость, усталость, чувство «разбитости». У трети пациентов в общем анализе крови выявляется анемия из-за нарушения синтеза эритропоэтина в паренхиме почек.

Специфика метастазирования при ПКР (почечно-клеточном раке) заключается в том, что клинические проявления чаще всего свидетельствуют о III или IV стадии процесса. Начальное развитие вторичных очагов, где бы они локализовались, характерно бессимптмностью, что значительно затрудняет лечение и отягощает прогноз заболевания. Более четверти пациентов, у которых впервые диагностируется рак почки, уже имеют метастазы в регионарных лимфоузлах или отдаленных органах.

В целом, симптомы метастазов в почках обладают спецификой поражаемой зоны (органа) и могут быть такими: 

  • Метастазы в легких: 
    • Постоянная одышка.
    • Частый кашель, усиливающийся ночью.
    • Чувство тяжести, скованности в грудной клетке.
    • Наличие крови в слизи при кашле, кровохаркание.
  • Рак почки и метастазы в кости:
    • Локализованная боль в кости, в зоне позвоночника.
    • Постепенное нарастание вялости, усталости.
    • Неуклонное ограничение двигательной активности.
    • Патологические переломы.
    • Онемение нижних конечностей.
    • Компрессионные боли.
    • Нижняя параплегия (паралич ног).
    • Полное обездвиживание.
    • Возможны дисфункции мочевого пузыря.
    • Гиперкальциемия – тошнота, снижение веса тела, гипотония, депрессии, обезвоживание.
  • Метастазы в головной мозг: 
    • Атаксия.
    • Головокружения.
    • Головная боль (приступы по типу мигреневых).
    • Снижение когнитивных функций – памяти, речи, мышления.
    • Депрессия.
    • Изменение личностных черт характера, психические нарушения.
    • Асимметрия лица.
    • Разны размера глаз, зрачков.
    • Тошнота, рвота.
    • Утомляемость, постоянная сонливость.

Общая симптоматика при метастазировании характерна снижением уровня гемоглобина (анемия), повышением СОЭ, субфебрильной температурой, повышением или снижением артериального давления, снижением массы тела (бластоматозный процесс), сильными болями как в месте локализации метастазов, так и в отдаленных от них зонах.

Клиника симптомов метастазов в брюшной полости напрямую зависит от непосредственной локализации множественных образований.

Объектами поражения могут стать практически любые органы брюшной полости, включая также брюшную стенку и забрюшинное пространство. Часто метастазы могут быть обнаружены в печени, желудке, кишечнике на всем его протяжении, в поджелудочной железе, селезёнке, женских детородных органах.

В первую очередь подозрение на наличие метастазов в брюшной полости может возникнуть при отсутствии улучшения состояния больного после полного удаления основной опухоли.

При небольших размерах метастатических очагов явные симптомы могут никак не проявляться. В этом и есть главная опасность заболевания. Признаки общей интоксикации организма возникают непосредственно в период распада опухоли.

Могут наблюдаться:

  • общее депрессивное состояние;
  • отсутствие аппетита, прогрессирующее снижение массы тела;
  • слабость, сонливость, частые перепады температуры;
  • тошнота, обычно сопровождающаяся рвотой, не приносящей больному облегчения.

стадии рака

При локализации метастазов брюшной полости непосредственно в печени может наблюдаться пожелтение склер и кожных покровов, чувство распирания и боль различной интенсивности в области правого подреберья.

При поражении метастазами кишечника зачастую присутствуют жалобы на постоянные расстройства стула, наличие кровянистых выделений в каловых массах, иногда в выраженных количествах. В тяжелых случаях вероятно развитие кишечной непроходимости, либо прободение кишки с последующим внутренним кровотечением и перитонитом.

При росте метастазов в желудке Характерными проявлениями являются тошнота независимо от приема пищи, тяжесть, чувство давления в желудке, метеоризм. Жалобы на боль практически отсутствуют.

Не стоит забывать, что количество метастазов в брюшной полости может быть множественным, они могут находиться одновременно в разных органах, и тогда клиническая симптоматика будет носить смешанный характер.

При расположении основного злокачественного новообразования в непосредственной близости от лимфатических сосудов возможно прорастание опухоли в стенки лимфотока и распространение раковых клеток, в первую очередь, в близлежащие лимфатические узлы. Чем агрессивнее и злокачественней рост опухоли, тем большее количество метастазов может быть направлено в лимфатический поток.

При удалении первичного злокачественного образования в обязательном порядке проводят резекцию первого по ходу лимфатического узла, чтобы обезопасить организм от возможного распространения метастазов в брюшную полость.

Метастазы в лимфоузлах брюшной полости могут располагаться в самой брюшной стенке (париетальные узлы), либо внутри брюшной полости (висцеральные узлы), а также в забрюшинном пространстве.

При пальпации обнаруживают выраженное увеличение и уплотнение ближайших к очагу лимфоузлов, причем их границы не спаяны с окружающими тканями. Болевой синдром, как правило, отсутствует. Признаки общей интоксикации, головная боль, слабость, значительная потеря массы тела.

плохой аппетит

Онкологические заболевания кишечника развиваются относительно медленно, потому достаточно большой промежуток времени не проявляют себя какой-либо симптоматикой. Симптомы метастазов в кишечнике бывают совершенно разными в зависимости от их места расположения в области кишечника и степени поражения органа. Существуют такие симптомы метастазов в кишечнике:

  • Выделение некоторого количества крови вместе с содержимым кишечника. Это, чаще всего, становится явно заметно на последних стадиях рака. Первое время количество крови бывает настолько небольшим, что её попросту не удастся заметить. Независимо от того, что присутствие кровянистых выделений в кале может свидетельствовать о ряде других болезней, при выявлении этого симптома рекомендуется максимально быстро обратится за консультацией специалиста. Особенно это касается людей преклонного возраста.
  • Постоянные проблемы с пищеварением и ощущения дискомфорта в животе. Это могут быть разнообразные симптомы, такие как сильный и частый метеоризм, хронический болевой синдром в области живота, урчание или слишком явственное ощущение «каких-то процессов» происходящих в животе. Характерно, что наиболее распространённая жалоба при первичной диагностике звучит именно так: «ощущение, словно в животе постоянно что-то происходит». Важно помнить, что при нормальном показателе здоровья человек не должен ощущать никаких процессов происходящих в организме слишком отчётливо.
  • Расстройство кишечника. Может выражаться как в запорах, которые не проходят после смены диеты и приёма лекарств, так и в диарее.
  • Чувство не до конца опорожнённого кишечника после испражнений.
  • В случаях, когда имеет место быть опухоль большого размера, может возникать сильное увеличение размеров живота или очевидная выпуклость в одном месте в области брюшной полости. Не стоит путать эти симптомы с обычной полнотой или увеличением веса и объёмов тела. В случаях наличия опухоли увеличенный в размерах живот становится и выглядит непропорциональным.
  • Общая слабость, астенических синдром, резкое снижение массы тела, проблемы с аппетитом, тошнота или рвота, незначительное повышение температуры, которые не имеют других видимых причин.
  • Внезапно начавшаяся желтуха может сигнализировать о том, что рак распространился на печень или желчный пузырь.
  • В более тяжёлых случаях есть тенденция к развитию кишечной непроходимости. Это объясняется тем, что большие размеры раковой опухоли образуют закупорку в полости кишечника и переработанные массы не могут свободно продвигаться к выходу. Из-за этого происходит скопление каловых масс в одном месте кишечника, что в итоге провоцирует значительное растяжение (а иногда и разрыв) стенок толстой кишки. Такой симптом как кишечная непроходимость также может характеризоваться длительным отсутствием каловых и газовых выделений, очень сильными болевыми симптомами в брюшной полости, нарушением питания, выраженной тошнотой и рвотными позывами, критически непереносимым вздутием живота. Стоит помнить, что кишечная непроходимость является остро опасной для жизни и требует немедленного обращения за медицинской помощью. Врачи настаивают на том, чтобы все люди, а особенно начиная с возраста 45 лет, у которых без видимых причин появилась кишечная непроходимость или симптоматика намекающая на неё, незамедительно были обследованы на предмет наличия онкологических образований в полости кишечника.

Симптомы метастазов в простату бывают разные и зависят от места их локализации.

Основным и главным симптомом метастазов в костной ткани есть боль в какой-либо кости, она может иметь разную интенсивность, зависимо от сложности степени болезни. Еще одним из показателей метастазов в кости служит гиперкальциемия (повышение уровня кальция в крови). Причиной тому есть вымывание ионов кальция с костей.

Гиперкальциемия соответственно тянет за собой цепочку иных симптомов, это: общая и мышечная слабость, депрессивные состояния, тошнота, рвота, отсутствие аппетита, низкое АД, иногда отеки нижних конечностей. Считать эти симптомы характерными для гиперкальциемии актуально не во всех случаях, но они могут позволить предположить повышение уровня кальция в крови.

Когда метастазы простаты появляются в лимфатических узлах, то главным симптомом есть их увеличение и болезненность. Наиболее часто метастазы простаты поражают паховые лимфоузлы. Лимфоузлы расположенные близко к коже мы можем пропальпировать (в норме они не пальпируются и не увеличены). Сложней ситуация обстоит с внутригрудными и внутрибрюшными лимфоузлами, которые невозможно пропальпировать.

папиллярная почечно клеточная карцинома g2 тип 2
Только при развитии патологии пациент может почувствовать постоянные боли тянущего характера в области поясницы
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Псориаз и Онкология
Adblock detector